Рубрики
Подростки

Всемером в однушке. Бедные дети?

Утро, около восьми часов. Вчера был дождь. Тротуар грязный и скользкий от опавших листьев.

Мы медленно идём с дочерью в детский сад. Так приятно сжимать в руке её теплую ладошку.

Рядом с тротуаром дорога, утренняя пробка. Всё как обычно.

Вдруг на встречу выскакивает паренёк и со всех ног мчит, опаздывает на промчавшуюся мимо маршрутку. И я узнаю его. Ещё недавно он был мальчишкой, как мой сын. И вот уже парень! Время стремительно, ни о чём нас не спрашивает. Идёт вперёд, а мы пытаемся его догнать.

Этот парень — один из пяти детей, моей давней знакомой. У Ирины две девочки и три мальчика, муж. Они все живут в однокомнатной квартирке в старой двухэтажке.

И у каждого ребёнка есть свой » угол». Пусть небольшой, но личный.

Ещё лет семь назад они подали на расширение жилплощади. Комиссия, которая оценивала условия проживания, была в восторге от того, как обустроена квартира! «Не однушка, а хоромы!»

«А что делать?»— отвечала Ира.

Как мне известно, они ждут до сих пор.

Старшая дочь выросла и стала жить отдельно. Она студентка и учится где-то в Москве.

Это паренёк, судя по всему, тоже окончил школу.

Дети Иры и её отношения с ними меня всегда восхищали.

Невооружённым глазом было видно, что дети любят и уважают мать. Они выделялись аккуратностью во всём и неподдельной вежливостью. Больше других мне запомнилась младшая девочка с огромными карими глазами. Рассудительная и серьёзная не по возрасту.

» Слишком серьёзная», — как замечала её мать.

Но иначе, наверное, и не могло быть. Ведь у неё три брата: старший и два младших.

С младшими гулять приходилось ей и старшему брату. Ирина работала, дети росли самостоятельные, дружные, ухоженные. Эти ребята положительно выделяются на фоне многих бесцельно болтающихся на улицах подростков.

Я никогда не видела, чтобы на прогулках они сидели уткнувшись в гаджеты. Хотя они у них есть.

Вокруг этих ребят постоянно шумная весёлая компания. Там где они, там подвижные игры!

Эта семья, несмотря на бытовые трудности, пример того, что многодетность не равно неблагополучие!

Можно дать ребёнку свою комнату, дорогие вещи, игрушки. Но не дать ему воспитания! Сколько их, молодых людей без целей и ценностей? Много.

От скуки они ввязываются в различные истории и верят в то, что многое им сойдёт с рук. Как сходило всегда.

Что лучше: детство без излишеств, но богатое духовно. Или достаток во всём, но отсутствие воспитания в глубоком его смысле? Почему многие норовят упрекнуть многодетных в отсутствии здравого смысла и любви к детям?

При этом не задумываются, всё ли благополучно в их семье.

Я убеждена, что заниматься детьми нужно и в больших, и маленьких семьях . И в обоих случаях не исключены промахи в воспитании, со всеми вытекающими последствиями.

Марина Ярдаева о том, почему в нашей стране родители хотят жить отдельно от детей

У нас давно говорят о том, что дети должны становиться самостоятельными как можно раньше и отчаливать жить отдельно сразу по достижении совершеннолетия. Это поразительно, потому что говорят об этом те же самые люди, что душат своих детей гиперопекой. Вместо того чтобы учить своих детей самостоятельности, они пытаются эту самостоятельность им купить. Причем обеспечивают ее часто в ущерб себе.

В моей фейсбучной ленте уже которую неделю гуляет одна любопытная статья. О том, почему на Западе взрослые и даже очень взрослые дети продолжают жить с родителями. Но еще любопытнее комментарии к ней. Наши люди не верят. Ругаются, злятся, спорят.

— Да не может быть, чтоб 40% тридцатилетних американцев жили на шее у родителей!
— Что, в России таких лузеров всего 32%? Не смешите мне мои тапочки. Вранье!
— Ха-ха, прям многопоколенческие семьи у них там. Прям какая-то «мизулинская тема».
— Точно, это патриоты накреативили, народ, не ведитесь на фейк.

Вот только это не фейк. Больше того, я могу расширить статистику — рассказать про немцев, британцев, французов, которые не попали в сводку. Так вот: в Германии с родителями живут 43% молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет, в Великобритании и Франции — около 34%. В среднем по Евросоюзу таких Питеров Пэнов — 48%. И это, товарищи, евростат.

Но откуда такая реакция на цифры? Откуда это голое отрицание?

У нас давно говорят о том, что дети должны становиться самостоятельными как можно раньше и отчаливать жить отдельно сразу по достижении совершеннолетия. Это поразительно, потому что эти разговоры ведутся на фоне царящего у нас же детоцентризма, и говорят об этом те же люди, что душат своих детей гиперопекой. До семи лет кормят с ложечки, до двенадцати лет провожают до школы, до шестнадцати покупают им одежду на свой вкус, до двадцати решают, чем им заниматься и увлекаться.

И вот при всем при этом многие уверены, что выросшие дети лет так с 18, максимум с 21, должны — того. Ну, отправиться в гордое свободное плавание. Проще говоря, свалить.

Подробнее:

Евгения Пищикова о том, как россияне наводят друг на друга порчу

А чем аргументируют? Да Западом же! Вот, дескать, уж там никто ни с кем не церемонится, уж там-то все такие рановзрослеющие, с младых ногтей ответственные и независимые. Уж там-то, мол, дети с 15 лет работают на бензоколонках, чтоб накопить на образование, в 17 уезжают за сотни километров учиться в колледж, в 20 съезжают из общежития и снимают квартиру-студию, в 25 арендуют приличный дом, в 30 берут ипотеку. Я не знаю, откуда народ у нас этого нахватался, но я сталкиваюсь с такими рассуждениями постоянно.

Впрочем, суть не в этом. Самое занимательное то, во что это в конечном итоге выливается. Удивительно, как адепты бескомпромиссного отделения детей от родителей (они же махровейшие детоцентристы) идут к своей цели.

Вместо того чтобы учить своих детей самостоятельности (это долго и трудно), они пытаются эту самостоятельность им купить. Причем обеспечивают ее часто в ущерб себе.

Особенно красноречиво это проявляется в феномене «сами недоедим, а ипотеку на студию для сыночка вытянем». Подчеркну, я вовсе не об инвестиционных развлечениях состоятельных граждан на рынке недвижимости повествую, а о потугах на них своих средне-бедных соотечественников (а нас таких в стране большинство).

Хотите примеров? Да на здоровье.

Вот, допустим, живет молодая семья в двушке: мама-папа-карапуз. Платежи за квартиру в 15 тысяч съедают треть семейного бюджета, платить еще лет двадцать — в общем, не разгуляешься. Вдруг случается в семье пополнение, в смысле, становится семья счастливым обладателем маткапитала. Казалось бы, вот им бы погасить часть кредита, облегчить, так сказать, бремя долга, вздохнуть свободнее. Тем более на время маминого декрета бюджет семьи еще сократится. Но это слишком тривиально! Семья придумывает кульбит похитрее. Семья таки несет маткапитал в банк, но как первоначальный взнос под новый кредит. А берется он на комнату в коммуналке. Зачем? А деткам на вырост, чтобы было им потом с чего стартовать в независимость. Это ничего, что кроме как на еду и на одежду с распродаж в семье денег ни на что не хватает, о будущем же надо думать!

Есть и более экстравагантные варианты. Бывает, что живут вчетвером в однушке, перебиваются кое-как, но берут ипотеку на отдельную студию. И тоже деткам на взрослую самостоятельную жизнь. У меня знакомые есть, у которых вообще своего жилья нет, вся жизнь — вечная аренда, но и там мысли уже вовсю вокруг того, как бы там детям к их совершеннолетию каких-нибудь метров организовать. Те, у кого еще нет денег на первый взнос, застревают в мечтах, кто наскреб — застревают в настоящей бетонной гонке. Ведь какой-нибудь комнатой или студией не ограничиваются. Раз попробуют и подсаживаются: выплатят один кредит, возьмут новый, а потом опять, а затем снова. Без отпусков и выходных ради этого пашут. И сами жизни не видят, и детям посмотреть не дают.

Что это — можно только гадать.

Может, это такая усталость от замороченного современного родительства, что все мысли о том, чтоб спиногрызы в определенный срок гарантированно убрались? Ведь невозможно не устать от режима: отвели в школу — забрали из школы — покормили дома сложно приготовленным правильно сбалансированным обедом — отвели в школу обратно на факультатив — снова забрали — повезли в музыкалку — вечером после сложного витаминного ужина два часа над уроками вместе. Это ж каторга какая-то.

А может, это наша российская вечная потребительская неутоленность? Мы помним, как при социализме родители наши жили со свекрами в тесноте и обиде, мы познали на собственной шкуре, как надо пахать за угол в новостройке при капитализме, ведь цены бешеные, а зарплаты все равно что слезы. Все это так грустно и тяжело, что хочется, чтоб было и немножечко впрок.

И может, это даже правильно? Ведь средняя обеспеченность жильем в России все еще очень далека от того же показателя в благополучных западных странах. Злополучные США с их 75 метрами на душу опережают нас раза в четыре. Может, это очередная эпоха первоначального накопления у нас такая? А то, что материальное заслоняет все остальное, то это просто пока вот так?

А может, это страх жизни? Может, мы боимся расслабиться, не умеем радоваться тому, что есть?

Ведь так расслабишься да вовремя не спохватишься и вдруг — зима. Как в басне. А у тебя, дурака, ни норки, ни зернышка, и дети бедные от голода пищат, надрываются. Зато если ты добропорядочный муравей, то вроде бы и спокойно на сердце. И некогда отвлекаться на ерунду. Несешь себе и несешь свою травинку, крутишь и крутишь свое вечное колесо, тащишь и тащишь свою сизифову ношу. Ну а потом.

А потом очередь наших детей. И для их «потом» вариантов не так уж и много.

Одни с удовольствием въедут в подаренные студии и однушки. Въедут, будут копить долги, которые погашать придется родителям-пенсионерам. Въедут, приведут жену/мужа и любезно позволят все тем же родителям подкармливать уже их двоих. А потом и не только их двоих, но и внуков.

Подробнее:

Юлия Меламед о том, за что на самом деле посадили воспитательницу детского сада

Вторые окажутся более совестливыми. Эти будут подлинно благодарны родителям. Они продолжат упорно крутить запущенное некогда колесо. Они точно так же будут себе во всем отказывать. Мама-папа ведь так старались, теперь надо и им постараться — укрепить, сохранить, приумножить. Этих послушных невротиков ждут очень серые и унылые судьбы.

Третьи — наоборот, взбунтуются. Они, возненавидевшие все это паскудное бюргерство еще в детстве, изъеденные обидой за то, что их не любили, а только обеспечивали, что их не учили жить, а только подавали жизнь в готовом виде, пустят все по ветру, промотаются в прах, будут скитаться по городам и странам, будут без конца сходиться и расходиться с бесчисленными возлюбленными, будут бегать от мечты к мечте. У них никогда не появится ничего своего, ничего крепкого и настоящего.

И это уже происходит. Двадцатилетние уже въезжают в однушки, коммунальные счета по которым оплачивают родители, двадцатипятилетние уже пускают нажитое непосильным трудом по ветру. И ужас в том, что они вроде как и не виноваты. Просто все живут как умеют или как получается.

Я знаю, верить в это не хочется. Потому что как же так? Получается, мы неправильно живем? Поверили, понимаете ли, в какой-то заокеанский рай, вовсю стараемся создать такой же, а в мире опять все поменялось. А делать-то чего?

Вы не поверите, этим же вопросом задаются и там, за океаном. Я тут почитала комментарии к статье в The Wall Street Journal. Мама дорогая! Там народ в точно такой же растерянности. Кто ругает правительство и экономику, кто «латиносов», отобравших работу у американской молодежи. Кто говорит, что нечего жалеть «этих проклятых детей», ибо они «хотят жить как короли», ибо «они могут сосать родителей до пенсии», а кто винит самих родителей, избаловавших отпрысков, — подтирали, мол, сопли до двадцати лет, и вот результат.

Но что делать-то предлагают?

Я думаю, что надо перестать психовать и рвать жилы.

И думаю, что все, что получается улучшить, стоит улучшить для сегодня, а не для какого-то отдельного завтра.

И улучшить, уж если выпадет такая возможность, для всех, а не по принципу «все лучшее детям». Так или иначе, все сегодняшнее сохранится и для будущего. И мне думается, это лучшая стратегия в условиях, когда мы не знаем, куда движется современная семья, какое еще неожиданное выражение получит старая как мир проблема отцов и детей и какие нам еще откроются удивительные экономические модели взаимодействия поколений.

Всемером в однушке Бедные дети

Даня и Ваня — братья. Недавно у них умерла мама, о мальчиках заботится бабушка, но и до этого трагического события мальчикам приходилось в жизни непросто. Письмо Деду Морозу пишет младший, Даня.

На тетрадном листе в клеточку выведено красивым аккуратным почерком:

Братья подготовили для Дедушки Мороза праздничную открытку. «Очень прошу подарить мне на Новый год машину на пульте управления, а моему брату — динозавра. Заранее большое спасибо», — пишет Алик

Ребята из хорошей, дружной семьи. Есть у них и маленькая сестренка. В квартирке на 29 кв.м. они живут вшестером вместе с дедушкой-инвалидом.

Говорят, что раньше плохим детям Дед Мороз дарил уголёк. Ульяна — девочка хорошая, но просит у Дедушки Мороза не совсем обычную игрушку, а «пупси слайм какашку»

Речь идёт о Poopsie Slime Surprise. О себе Ульяна пишет, что учится хорошо, слушается маму и с нетерпением ждёт Нового года.

Вова — особенный ребёнок. Мальчик живёт в интернате и больше всего ждет, когда наступят каникулы и он вернётся к маме, братьям и сёстрам.

Второклассник Володя сообщает, что вёл себя хорошо, и мечтает получить военный конструктор «Лего».

Письмо Оли — самое яркое, оно написано на морковно-оранжевом листе.

«На Новый год я хочу много школьных принадлежностей, так как я хорошо учусь. И хочу попросить для моего маленького братика Толика большую машину на пульте управления», — пишет девочка. Оля во всём помогает маме, которая воспитывает ребят одна. Их отец недавно выгнал семью из дома. Женщине приходится снимать жильё и заботиться о детях (младшему полтора года).

«Женщина с детьми живёт в однушке, как в тюрьме». Как теснота приводит к неврозам

Для многих семей в России не то что собственная однокомнатная квартира, но и студия — это мечта. Люди копят на первоначальный взнос, выплачивают ипотеку, рожают детей на 30 «квадратах» и ещё считают, что им повезло. Наш блогер Анастасия Миронова провела месяц наедине с ребёнком в однокомнатной квартире и поняла, что люди так жить не должны.

Если ни у родителей, ни у детей нет личного пространства и времени, это почти всегда заканчивается плохо. Особенно от этого страдают в России женщины: они годами сидят в тесных комнатушках в декрете. Мужчинам легче: они ездят на работу, за покупками, могут чаще выбираться на встречу с друзьями и в гости. Женщина живёт в квартире, как в тюрьме.

Недавно мне пришлось надолго уехать с ребёнком из дома на свою малую родину. Ровно месяц я провела с четырёхлетней дочкой в однокомнатной квартире площадью 29 квадратных метров, где не были предусмотрены двери на кухне и в комнате. То есть фактически мы весь месяц просидели вдвоём в одном замкнутом пространстве. Я поняла, как же это трудно.

Подарочное материнство

У меня достаточно развитый ребёнок. В 4 года 4 месяца она уже быстро читала, могла сама сидеть за книжками. Дочь не приучена к мультикам, не знает, как играть на телефоне. В принципе её легко направить на самостоятельную игру, которой она может развлекать себя часами. И всё равно, как же я за тот месяц устала!

Первое, что я поняла уже спустя пару дней — мне выдалось лёгкое, можно сказать, подарочное материнство. Мы живём за городом, я не хожу на работу, а работаю из дома. Мой муж тоже не должен никуда отлучаться. Дочкой занимается преимущественно он: отводит в садик, читает на ночь сказки — они настоящие друзья и почти всегда вместе. К тому же, нам много помогает свекровь. У нас также есть куча животных и большой, огороженный крепким двухметровым забором участок, где ребёнок спокойно играет. Оказавшись в Тюмени в однокомнатной квартире, я вдруг поняла, что просто-напросто никогда так надолго не оставалась с дочкой одна. Дома мы не сидим и не смотрим днями друг на друга: у нас много дел и развлечений на улице, на участке, дочь ходит в садик. В общем, мы друг другу не надоедаем.

«Если бы я не взял декретный отпуск, то просто не понял бы, что жена делает дома целыми днями»

В Тюмени было не так. Нет, я не вымоталась физически. Даже успевала не только писать колонки, редактировать книжку, но и делала в квартире ремонт. Дочь смотрела утром одну передачу про животных, весь день играла сама и читала, пару раз на дню мы с ней читали вместе и даже занимались английским. Ходили в магазин, гуляли. Но к концу месяца мы обе ощутимо друг от друга устали. У меня уже не оставалось времени на чтение и свои интересы.

Каждый день готовка, частая уборка, стирка съедали последние свободные минуты, а походы в магазин добивали мои силы

Мы попали в такой район, где трудно было найти хорошие и привычные нам продукты. Приходилось набирать продукты в большом гипермаркете сразу на несколько дней и тащить их на себе. Тогда я поняла, что дома у меня покупками занимается муж, тяжёлые пакеты я везу на себе в каких-то совсем уж редких случаях. Только оставшись одна с ребёнком, я поняла, как тяжело на самом деле просто обеспечить семью из двух человек хорошими продуктами в стране, где они всё больше заменяются фальсификатами и дешёвыми аналогами.

С каждым новым днём совместного с дочкой быта я всё больше думала о матерях-одиночках, которые вообще не имеют в жизни никакого просвета. Мы возвращались с дочкой с очередными пакетами, мне было тяжело, но я знала, что скоро вернусь домой и эти таскания тяжестей закончатся. А кто-то живёт так годами.

Теснота давит

Куда больше тяготило отсутствие личного пространства. Как раз в то время, когда мы сидели с дочерью в тюменской квартире, в Москве женщина выбросилась с двумя детьми из окна. Тогда я всё поняла. У меня не было послеродовой депрессии. Я бы сказала, что меня одолела продолжительная послеродовая тревожность, которая обернулась появлением фобий: я стала панически бояться онкологии, радиации, молнии, постоянно проверяла здоровье, изучала карты чернобыльских осадков и заставила мужа установить возле дома высоченный молниеотвод. Тревожность сохранялась почти четыре года. Но депрессии не было. Только в Тюмени я поняла почему: я не оставалась с ребёнком одна, тем более в тесноте. Как живут женщины, которые сидят с детьми с утра до позднего вечера, я, если честно, не знаю. Просто не понимаю, как они выдерживают. Я сейчас говорю не только о матерях-одиночках.

Множество женщин воспитывают детей фактически одни, потому что мужья допоздна на работе, а придя домой, смотрят телевизор или играют на компьютере. Помощи от них нет никакой, с таким мужем, пожалуй, даже тяжелее, чем совсем без него, потому что он не помогает, но требует себя обслуживать.

Как живут бедные матери, которые порой 4-6 лет подряд сидят в декрете с несколькими детьми-погодками, да ещё в тесноте?

Когда ребёнок целиком на тебе, времени на собственные интересы и на себя нет. У меня его не было даже при том, что я не ходила на работу. А если женщина работает с девяти до шести, то весь её вечер до самой ночи должен быть занят хозяйством. У неё нет личного времени и пространства. Даже самый спокойный ребёнок постоянно забегает к тебе на кухню, стучит в дверь ванной, чтобы что-нибудь рассказать, показать. «Мам, смотри». «Мам, вот я как могу!» «Мам, а мы какие игрушки на ёлку повесим»? — отличный вопрос в ноябре и как раз в тот момент, когда мама принимает душ. Каждый раз я спокойно выключала душ, приоткрывала дверь и терпеливо отвечала на самые нелепые вопросы. Потому что по утрам я отсчитывала в уме дни до отъезда и всегда помнила, что скоро это закончится и я смогу нормально мыться, пить в тишине кофе и даже позволю себе посидеть с книжкой. Это оказалось важным.

Для себя я определила, что месяц с небольшим — предел для такой тесной жизни. Дальше появляются риски неврозов. Не только у взрослых. Ребёнок, даже самый общительный и зависимый от родителей, хочет своё пространство и возможность уединиться. Неспроста в России и в СССР дети так страстно любили городить в комнатах разные домики и шалаши — им не хватало личного пространства. Жили и до сих пор многие живут в тесноте, которая не предусматривает право остаться наедине с собой. Такая возможность должна быть даже у самых отчаянных экстравертов.

Игра в войнушку учит справляться с агрессией, а салочки готовят к школе. Зачем и во что играют дети

Когда я написала в фейсбуке о своей усталости, на меня посыпались упрёки. Женщины, в основном матери-одиночки, язвительно говорили мне, что они прекрасно жили с детьми даже не в однокомнатных квартирах, а в коммуналках. Что жили так по 10-15 лет «и ничего». Одна подписчица привела пример: пятеро детей, она с мужем, собака — все жили в однокомнатной квартире в центре Москвы, потому что не хотели перебираться на окраину.

Папа сколотил кровати в два ряда, по периметру стен нашил что-то вроде второго эшелона. Дома они, якобы, постоянно веселились, дети спокойно занимались, мама даже рукодельничала и шила к детским спектаклям кукол. «Главное, — заключила она, — это быть дружными и любить друг друга». Ну не знаю, насколько надо быть преданным семье, чтобы наслаждаться жизнью в такой тесноте. Сомневаюсь, что дети действительно счастливо жили друг у друга на головах: не то что школьник, но и трёхлетка требует иногда уединения.

У ребёнка должно быть место, где в одиночестве можно почитать, поиграть. Школьнику оно нужно тем более — как ему уроки учить, когда вокруг все бегают и болтают?

Мне встречались дети из таких семей, жившие все вместе в одной комнате. Да, их родители до сих пор считают, что семья была дружной и счастливой. А дети, особенно старшие, вспоминают те годы с недовольством и говорят, что сами рожать в тесноте вообще не будут.

Не до ребёнка

Ещё я поняла, почему в бедных, тяжело работающих семьях с детьми мало занимаются, они с полугода сидят в телефонах и почти не читают. Да у родителей просто нет сил! Если ты проснулась в седьмом часу, собрала ребёнка в садик, мужу приготовила завтрак, собрала ланч с собой, отправила его на работу, отвела ребёнка, сама работала до шести, потом заскочила в магазин, забрала ребёнка. Дома — готовка, приборка. Всё в тесноте.

Десять часов — ты ещё не присела, хотя муж давно режется по сети в игры. Ребёнок раз подойдёт, дёрнет за подол «Маааам!», два подойдёт, потом сунешь ему телефон в руки, и он перестанет — он занят. Или мультики до самого сна смотрит. Говорит плохо, половину звуков глотает, не может пересказать три предложения, но в садике почти все такие, все так живут, это стало нормой, поэтому никто не беспокоится.

Увы, но обратная сторона тесноты и вымотанности родителей — педагогическая и образовательная запущенность детей

Если семья, даже и с одним ребёнком, живёт на 30 «квадратах», у взрослых просто нет пространства и времени на рекреацию. Нет получаса, чтобы побыть наедине с собой и набраться сил: дома они постоянно в кругу семьи, на работе — среди людей, в автобусах, в метро, в супермаркете их ждёт толпа. Силы от такой жизни быстро иссякают, на детей их не остается. Есть, наверное, какие-то подвижники, способные в такой тесноте быть оптимистами, заниматься с детьми и постоянно им улыбаться. Есть даже те, кто искренне считает удачей, если у семьи вообще имеется однокомнатная квартира.

Железные леди: почему мамы с постродовой депрессией боятся идти к психологу

Мужчинам легче, мужчины меньше времени проводят дома. А женщины, торчащие годами в клетке-хрущевке, способны наслаждаться таким материнством, как мне кажется, только в случаях, когда никаких других интересов у них нет. Существуют же мамы, чей смысл жизни сведён к детям, их образованию, кружкам, поделкам, у них нет потребности на личное время, потому что его не на что потратить: нет интересов, нет привычки читать, нет увлекательной работы. Они могут выжить в тесноте. Для остальных это пытка, которая часто растягивается на десятилетия.

А ведь для скольких семей в России однокомнатная квартира — это мечта. Люди берут ипотеку на злополучные 30 «квадратов», рожают там двоих и считают, что им повезло. Это от вечной нашей неустроенности. В России мы жили почти 100 лет в тесноте.

Для семьи, в которой три поколения ютились в двух комнатках общежития, отдельная квартира — мечта. Семейные пары берут ипотеку даже на микростудии

Это унизительно и больно, люди не должны так жить. Ребёнку и родителям нужно место для отдыха. Как бы в семье не любили друг друга, каждый должен иметь возможность уединиться. Жизнь в однокомнатной квартире с детьми это мучение. Как же страшна наша страна, что россияне перестали это понимать.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Текст, не поднимающий настроение

Как человек, живущий в провинции, я эту самую «нашу жизнь» вижу ежедневно, и мне претензии к фильмам кажутся необоснованными, мягко говоря.

Ужасались «Географу» по поводу жилищных условий — дескать, несчастная Надя живет с мужем и ребенком в однушке. Бедная она бедная. А я считаю, что шикарно устроилась — в отдельной квартире только с мужем и ребенком, и больше никого — причем это собственная квартира, а не съемная, потому что бывает, что семья живет на 20 тысяч, из которых десятка уходит за съемное жилье, а остального хватает на картошку и проезд. А вот бедной скорее стоит считать женщину, которая живет в однушке с с мужем, ребенком и родителями мужа — свекровью, которая каждый день пьет кровь по поводу неправильно сваренного борща, и свекром, который в трезвом виде хватает за задницу, а пьяном — гоняется за домочадцами с ножом. Или бедные те люди, к которым в разгар медового месяца является брат новобрачной, недавно откинувшийся с зоны, где сидел за душегубство и наркоту, и поселяется с молодыми — имеет право, прописан в квартире. Или, скажем, жить вчетвером в однушке — родители и двое взрослых детей — не желаете ли? Моя коллега живет в двушке с 16-летней дочерью, матерью, братом, его женой и их младенцем. В одной комнате — брат с семьей, в другой, десятиметровой, — все остальные. Это обычные примеры обычных семей — таких в нашей стране сотни тысяч. Знаю семью, где в двушке-хрущовке с проходной комнатой живет пожилая женщина, два ее взрослых сына, у каждого по жене и ребенку. Как они умещаются — не спрашивайте, я не знаю, как не знаю и то, каким образом можно зачать ребенка, если спишь с мужем в одной комнате со свекровью. Знаю женщину, которая на зарплату 13 тысяч и пенсию 8 тысяч содержит кроме себя еще трех внуков и двух неработающих дочерей, которые нарожали этих детей неизвестно от кого не хотят их кормить, хотя эта женщина — инвалид, ей вообще нельзя работать.

Вопили, как резаные, по поводу «Нелюбви» — очерняет, дескать. А я там не увидела ничего такого, что по степени мерзости стояло бы рядом с реальной жизнью. Мою 18-летнюю сотрудницу избивал муж-ровесник, когда она была на позднем сроке беременности — причем он даже не пьяный был, а совершенно на трезвую голову, дочь другой сотрудницы муж избивал за то, что у нее случился выкидыш — типа, она виновата в том, что его наследника не выносила. У коллеги со старой работы 19-летнюю дочь муж избил зато, что она, лежа с температурой 39С, отказалась встать и выстирать ему джинсы по его приказу. Знакомый развелся с женой, она оставила ему ребенка, а потом к нему вечерком зашли трое здоровых бугаев и сказали, что он должен выехать из собственной квартиры и оставить ее бывшей жене, а если он этого не сделает, то покалечат ребенка — то есть бывшая жена послала этих уродов угрожать ее же собственной дочери. Это самые легкие примеры, я не пишу самые тяжелые, чтобы не травмировать читателей.

Кому-то кажется слишком мрачной «Аритмия», а по мне — это более чем светлое кино, потому что в жизни бывает иначе — например, вот так: в одном губернском городе, был гениальный, прекрасный врач, который спас сотни людей, а потом ублюдочное больничное начальство довело его до такого состояния, что он убил себя в туалете той больницы, где всю жизнь вынимал других людей с того света. И никто не был наказан, никто не сел за доведение до самоубийства, вообще ничего не случилось — все живут, как будто и не было ничего, все начальство осталось на своих местах, только тем людям, которых он мог бы еще спасти, теперь хана. По сравнению с этим «Аритмия» кажется легкой сказочкой для детей дошкольного возраста.

Стоит только оглянуться вокруг — видишь столько всего, что и рад бы развидеть, да не можешь, потому что это действительно — мрак, бесконечный мрак. А те фильмы, которые считаются мрачными, вовсе не такие. Они не показывают нашу ужасную действительность, они ее идеализируют и опоэтизируют на самом-то деле. А тем, кто считает эти фильмы чернухой, могу только позавидовать.

Асабiсты вопыт«В Каменной Горке полно мажоров»: Минчане рассказали, как живут вшестером в однокомнатной квартире

За квартиру по кредиту платили 6 рублей в месяц

  • Александр Лычавко , 11 лютага
  • 32028

Ивана можно назвать стереотипным жителем столичного микрорайона Каменная Горка. У него четверо детей, а свою квартиру он построил по льготному кредиту. Правда, есть одно отличие: в новый район он переселился еще до того, как стал многодетным. Да и сама Каменная Горка тогда только-только начиналась строиться, от метро было чисто поле до горизонта. Иван рассказал The Village Беларусь, как три девальвации помогли расправиться с кредитом раньше оговоренных 40 лет и как долго еще придется уживаться вшестером за одной дверью.

Двое детей Ивана ходят в начальную школу, один — в садик, один еще пока грудной ребенок.

«Однушка» сегодня или «трешка» послезавтра

— Родители жены стояли на очереди очень долго, много лет. И когда мы поженились, эту очередь переписали на жену. Тогда у нас был только один ребенок, и жили мы у ее родителей, какое-то время снимали жилье.

Подошла очередь — решили строиться. В том доме на выбор были только 1–комнатные или 3–комнатные квартиры. Доходы в семье тогда были низкие, и мы решили, что «трешку» не потянем, там сумма первого взноса была очень большой. Тогда мы не думали, что станем многодетными родителями — решили, что лучше уж поскорей переселиться пусть в маленькую, но свою квартиру. Если бы мы заранее планировали, что детей будет больше, — то точно бы не стали строить однокомнатную, искали бы возможность взять квартиру побольше.

Мы брали льготный кредит в банке, тогда проценты были еще очень низкими, и с тех пор мы к нему подписали еще с десяток дополнительных соглашений — при рождении новых детей. Нам удалось заскочить в этот «льготный поезд», и кредит нам выдали под очень низкий процент — я не помню точно, кажется, под 4% и на 20 лет. А после рождения третьего ребенка кредит переоформили на 40 лет и вообще под 2%.

Но тогда, в самом начале нашей кредитной истории, тянуть его было нелегко. Первый взнос был чуть больше 10 тысяч долларов, а вся квартира по тем ценам тянула примерно на 25 тысяч долларов. Вот примерно половину мы оплатили первым взносом — собрали, где только могли, — а половину надо было выплачивать еще 20 лет. Помню, что в самом начале — это был 2009–2010 годы — я на кредит отдавал около четверти своей зарплаты, иногда доходило до половины зарплаты. Ведь и сами зарплаты тогда, десять лет назад, были далеко не 500 долларов.

Нам сильно повезло в том, что кредит наш был в рублях. В январе 2009–го в стране случилась первая девальвация: доллар скакнул с двух почти до трех тысяч рублей. А потом еще была апрельская девальвация 2011 года, было два курса — официальный около 3.000 и фактический около 8.000 рублей за доллар. Получается, что в пересчете на доллары нам нужно было платить за кредит уже намного меньше, чем когда мы только начинали. И тогда пришло понимание того, что, похоже, эти девальвации, в целом негативные для всех беларусов, нам на руку: ведь рубль обесценивался, а кредит был именно в рублях. Тогда же мы поняли, что не стоит стараться выплатить все сразу: глядишь, чем дольше будешь выплачивать, тем рубль еще больше обесценится. В принципе, так и произошло в конце 2014 — начале 2015 годов, когда случилась еще одна девальвация и доллар стал стоить уже под 20.000 рублей.

До недавнего времени в пересчете на нынешние деньги за кредит нужно было платить примерно 6 рублей в месяц, меньше трех долларов! А когда до окончательной выплаты кредита оставалось буквально пара тысяч долларов, у нас родился четвертый ребенок, и тогда государство вообще отменило нам этот кредит.

Так что да, три девальвации нам очень помогли рассчитаться с долгами, но вместе с тем пришло осознание, что, пожалуй, надо было пытаться строить трехкомнатную квартиру, пожить еще с родителями или на съемной, как-то поднапрячься и все же собрать на первый взнос. В общем, вместе с радостью пришло и осознание упущенной возможности.

Смотрел, в каком магазине хлеб дешевле

Есть такой стереотип, что молодые семьи специально рожают побольше детей, чтобы получить халявную квартиру в Каменной Горке. У нас ситуация обратная: мы сначала поселились здесь, а потом стали многодетными. Открытым текстом нам таких претензий не высказывали: вот, мол, понарожали тут, чтобы льготы получить. Но воспитание даже одного ребенка несравнимо с какими-либо льготами. Когда у тебя даже один ребенок, ты себе уже не принадлежишь. И чем больше детей, тем больше внимания им нужно, тем больше твоей ответственности. И на выходных устаешь порой больше, чем на работе, — но все равно это приносит радость, есть ради чего жить.

Я сменил несколько работ, но в любой момент работал только на одной. Бывает, конечно, что и засиживаюсь до полуночи, но чаще всего возвращаюсь домой уже в восемь. Я не топ-менеджер и даже не линейный руководитель, хотя у меня хорошая зарплата, гораздо выше средних «попиццот», а вот у жены чуть ниже этой планки. Сфера моей работы близка к айти, сопряжена с бизнес-процессами, так что зарплата даже чуть меньше, чем могла бы быть в этой сфере, хотя тут я уже второй год. В сумме наши с женой зарплаты превышают тысячу долларов.

Это сейчас, можно сказать, хорошо, а вот тогда, в самом начале, когда уходило по ползарплаты на кредит, мы жили беднее, чем сейчас, хотя тогда был всего один ребенок. Не сказал бы, что мы жили впроголодь, но тогда я сравнивал цены на хлеб в разных магазинах и смотрел, где дешевле. А сейчас могу и какую-то крупную технику купить себе или родителям — в пределах тысячи долларов, скажем, в рассрочку можно запросто. Например, компьютер, который уже давно пора обновить, или стиралку, обслуживание которой уже становится дороже, чем покупка в рассрочку новой. И кое-что по чуть-чуть удается и откладывать. С ростом доходов растут и потребности, и, в принципе, можно было бы сберегать еще чуть больше, но уже не хочется экономить на качестве вещей и продуктов, на качестве жизни.

Бывают периоды, когда приходится впахивать, когда засиживаюсь на работе, а на такси отдаю до ста рублей в месяц. Это не что-то аховое, и можно было бы выложиться и еще больше — но всех ведь денег не заработаешь, а в больницу от перенапряжения не хочется. Мы всей семьей ездим в отпуск, много — по Беларуси. Сложность не в деньгах, а в организации поездки с тремя, а сейчас уже и с четырьмя маленькими детьми. И когда кто-то вырастал из грудного возраста — ездили, махнуть километров на семьсот всем вместе, за границу, — нормально, не напряжно. Мозг ведь нужно отвлекать от рутины.

В Каменной Горке не только льготники, тут полно мажоров

Первое время, когда в Каменной Горке не было своих садиков, я разводил детей по соседним районам. Действительно, инфраструктура Каменной Горки развивалась очень медленно. В начале 2010-х на месте «Грина» было поле с бурьяном и тропинкой, а сейчас все сетевые магазины рядом .

The Village Беларусь показывал, как изменилась Каменная Горка на спутниковых снимках 2018 года по сравнению с 2009 годом

И с садиками все стало лучше, даже ходят автобусы «Малыш», которые возят родителей с детьми по садикам Каменной Горки. Двое старших в школу, третий ребенок в садик — все это внутри Каменной Горки, по другим районам больше не ездим. И нам не пришлось никому там подарки дарить в пакете или в конверте, чтобы попасть в садик в своем районе. Позвонили из администрации района и предложили. Мне кажется, что период этих взяток в детсадах в принципе прошел.

У нас с женой такой график, что мне удобнее отводить детей в школу и садик, а ей — забирать. Я встаю без пятнадцати семь, хватает времени, чтобы всех собрать и отвести к восьми по садикам-школам. На работу к девяти, я успеваю. Но сейчас уже старшие ходят в школу сами, со второго класса вполне можно ходить и без родителей. В какие-то дни сами ходят на кружки — в общем, двигаются свободно, переходят улицу без нашего присмотра.

Сейчас в Каменной Горке активно скупается жилье, постоянно висят объявления агентств. В моем подъезде есть съемные квартиры, в которых то и дело сменяются жильцы. Наверное, сейчас в Каменной Горке льготников меньше, чем мажоров. Зайди в Green и посмотри на покупателей, посмотри на машины в моем дворе и в соседних дворах. Вообще, мне кажется, в Каменной Горке очень сильный разброс между бедными и богатыми. Где-нибудь на Автазе или в Северном поселке, наверное, большинство жителей уже очень старшего поколения и не слишком богаты. А есть, наоборот, почти целиком мажорные райончики — тот же Маяк Минска или Новая Боровая. Так вот в Каменной Горке полно и тех, и других, и эта разница очень яркая. У соседнего подъезда стоят «Жигули», корыто с прогнившим кузовом, но с пройденным техосмотром, — просто у хозяина руки откуда надо растут. Рядом паркуется какой-то бывший ипэшник, на крыше машины наполовину ободранная реклама натяжных потолков. И еще рядом стоят совсем крутые машины, дорогие. И такое соседство даже в пределах одного дома можно наблюдать.

Устраивался на работу по скайпу из ванной

Мы собирались купить машину, но руки все не доходят. Опять же, времени машина требует немало. Вполне справляемся и без нее. В поликлинику можно и на такси доехать рубля за четыре. Можно на выходных сгонять за десятку в зоопарк в другой конец города, в поликлинику вот, остальное — я по работе езжу. Бывает, что в день на такси выезжаю рублей 40 — как работа требует. А содержание машины будет требовать не только денег, но и времени, — не хочется этим заморачиваться.

Одной лишь Каменной Горки недостаточно для полноценной жизни и, в первую очередь, для отдыха. Очень хорошо, что относительно недалеко станция электричек Лебяжий, можно сгонять погулять в Заславль, и это иногда проще, чем съездить в центр.

У нас площадь на одного человека чуть больше, чем минимально допустимые 6 квадратных метров в общаге. Надо просто грамотно организовать пространство. Нет, занавесками у нас комната не перегорожена, но двухэтажные кровати стоят, а кто-то спит на кухне. Был такой случай, что я проходил интервью с эчйчаром международной компании по скайпу из ванной, — получилось прикольно, у меня за спиной кафельная плитка, а эйчар сидела на фоне кровати и занавесок. С годами, конечно, обрастаешь хламом. И свободного места на все не хватает: что-то можно распихать по шкафам и под кровати, но обычно кое-что отвозим родителям, скажем, летом увозим зимние вещи.

У нас были мысли переехать в другой город, в областной центр — когда я менял работу, поступило и такое предложение. На Минске-то все клином не сходится. Понятно, что внутренняя миграция в стране неправильная, деревни и поселки вымирают, а все едут в столицу, и даже в городах-спутниках ничего толком не развито. Но я сам не минчанин, и у меня не было стереотипа, что надо обязательно укорениться в Минске, и у жены тоже не было пунктика насчет столицы. Когда поступило предложение от работодателя, мы это серьезно взвешивали. Решили остаться, но в любой момент можем переехать в другой город Беларуси. Уезжать за пределы страны, наверное, уже поздно, кажется, что никто нас там уже не ждет.

Четверо — не предел

Может показаться странным, почему семья ютится в такой квартирке, хотя вроде бы оба родителя в сумме неплохо зарабатывают. Планы, конечно, есть. Как я уже говорил, немножко удается откладывать, и если продать эту квартиру да еще, скажем, взять кредит, то можно будет уже переехать в новое просторное жилье. Понятно, что есть потребность расширить эти шесть с лишком квадратных метров на человека. Но пока это не срочная задача; пока старшие дети еще в младшей школе, можно потерпеть. Наверное, немного сказывается тот опыт, когда мы обожглись на строительстве «однушки»: решили побыстрее заселиться и потом жалели, что не взялись за «трешку». Так что теперь точно лучше еще разок все взвесить. Опять же, нам ведь только-только государство погасило кредит, после рождения четвертого ребенка, который еще грудничок. А ведь пока висел кредит, мы с квартирой ничего не имели права делать — ни продать, ни сдавать. Но переход детей в старшие классы точно станет дедлайном, хотя мы верим, что удастся решить жилищный вопрос раньше.

Как я говорил, мы изначально не планировали становиться многодетными родителями. Но при этом мы и не ставим себе ограничений, что вот все, четверо — точно хватит. Мы христиане, мы верим, что жизнь зарождается не только от соединения сперматозоида и яйцеклетки, а что это сотворчество человека и бога. Среди верующих людей любых конфессий многодетных больше, чем среди атеистов.

Конечно, все знают про нашу семью. Конечно, мы частенько мешаем соседям — все-таки столько людей на ограниченной площади топают над тобой. Мне кажется, соседи уже привыкли к нам, хотя бывало, что и стучали по батареям. Мы, естественно, стараемся утихомиривать детей, но ведь дети есть дети. Во дворе они не сталкиваются с каким-то ущемлением из-за того, что мы вот такая семья. А старший ходит на боевые искусства — может и заехать, если что.

Ниже нижнего

  • Малоимущие
  • Драмы
  • Контекст
  • Репортажи
    10. 08. 2020

ООН докладывает о снижении бедности в нашей стране. Мы рассказываем, как живут люди, которые находятся за чертой нищеты, видят хорошую еду только по праздникам, но, несмотря на это, растят детей и надеются на лучшее

В июле в России много говорили про бедность. Национальная цель — снизить уровень бедности в два раза, с 13,3 до 6,6%, поставленная президентом Владимиром Путиным в 2018 году, сдвинулась на шесть лет, с 2024-го к 2030 году. За чертой бедности, по официальным данным, живут 18,6 миллиона россиян. Их доходы ниже прожиточного минимума. Параллельно Россия отчиталась в ООН о ликвидации крайней нищеты.

За цифрами сухой статистики — судьбы обычных людей. Они работают, растят детей и часто даже не осознают, насколько плачевно их материальное положение.

Хуже всего живется многодетным семьям. Более половины из них, признает Минтруд, живут за чертой бедности. «Такие дела» просто сходили в гости. Мы не искали историй пострашнее. Не выбирали людей с зависимостями. Не забирались в отдаленные регионы. Все наши герои живут недалеко от Москвы, в 200-400 километрах от МКАД.

Зарплата большинства наших собеседников не превышает МРОТ, так называемой минималки, — 12 130 рублей. Собеседники ТД говорят, что почти все их знакомые и родственники, кто не уезжают вахтовиками в мегаполисы, зарабатывают столько же.

«Мама, мы живем как бомжи»

На день рождения Светлане брат подарил две большие грядки: вскопал, обработал землю, посадил семена. Он регулярно привозит с рыбалки рыбу детям на суп и котлеты. Ничем более существенным помочь не может — сам зарабатывает около пятнадцати тысяч. Трое сыновей и старый дом с покосившейся пристройкой — все Светланино богатство. Забор повалило ветром. На дровах во дворе греется на солнце худой черный кот. Коммунальщики спешно пилят на части большое дерево посреди улицы.

Накануне бушевала гроза со шквалистым ветром, и хозяйка старого дома, положив под подушки спящим сыновьям иконки, полночи слушала, как за окном трещит старое дерево, и молилась: «Только не на дом». Дерево, порвав провода, с фейерверком искр завалилось рядом. Обошлось.

Этот дом Светлана купила на материнский капитал, когда сбежала с детьми от мужа. Две комнаты, кухня, печка, пристройка с холодным выгребным туалетом и крыльцом. Дом покупала зимой впопыхах, только бы было куда уйти и хватило денег. Весной увидела его истинное состояние и ахнула. Пристройка изнутри отделана не фанерой, а просто картоном от старых коробок, плотно покрашенным темной зеленой краской. Пристройка отошла от дома и тянет за собой несущую стену. Крыльцо перекосило. Окна разваливаются.

Дома у Светланы Фото: Римма Авшалумова

Вот уже три года она потихоньку приводит в порядок свое жилище. Сначала взяла кредит на три окна — выплатила за два года. Взяла еще на одно окно и газовую плиту. Чтобы детям было не стыдно и комфортно. «А то сын старший иногда говорит: “Мама, мы живем как бомжи. Почему ты не купила квартиру?” Но маткапитала хватило бы на маленькую “однушку” без удобств. Ипотеку мне совсем не потянуть», — оправдывается хозяйка. В месяц за кредит на окна она платит по тысяче рублей. Иногда деньгами на еду помогает мама-пенсионерка. «Мне главное — закупить продуктов и заплатить за садик. Крупы набираю с запасом, тогда получается сэкономить, чтобы в следующем месяце вместо продуктов купить дрова или обувь и одежду. Штаны купила — тысяча рублей, кроссовки — еще тысяча. Те, что год назад покупала, Саше уже малы. Я стараюсь экономить, но что с таких доходов наэкономишь?» — пожимает плечами Светлана.

Стабильная часть бюджета этой семьи из четырех человек — 13 400 рублей. Светина пенсия по инвалидности 12 тысяч и 1400 — пособия на троих детей. Саше 12 лет, Паше девять лет, а самому младшему Арсению только исполнилось семь. Света переживала, хватит ли денег купить хоть какие-то угощения на всех детей в Сениной группе детского сада или опять придется брать конфеты в магазине в долг. Но повезло: день рождения выпал на объявленный посреди недели выходной, и в сад сладости решили не носить, купили домой маленький тортик. Алименты на мальчишек отец платит, но когда и сколько считает нужным.

У Светланы вторая группа инвалидности. Так для нее закончилось студенчество. После школы приехала из деревни, где выросла, в город — учиться на кассира-продавца, но проучилась недолго. Первой же зимой повесила полотенце сушиться на электрический обогреватель, не подозревая, что это может вызвать пожар. Беды с огнем не случилось, но бдительные соседки по общежитию так бойко кулаками и пинками учили деревенскую невежду технике безопасности, что следующие семь месяцев Света провела в больнице. Тяжелая черепно-мозговая травма аукается до сих пор. Вернуться к учебе она больше не смогла.

Дом Светланы. Забор повалило ветром. Пристройка вот-вот рухнет сама Фото: Римма Авшалумова

С отцом своих детей Светлана познакомилась 15 лет назад. Свете молодой человек понравился тем, что «не пил и работал». И хотел детей. Вот только так и не женился. Жили в его квартире, Света растила детей. А он месяцами не появлялся дома, уезжал на заработки. Приезжал без предупреждения, устраивал сцены ревности. Выпивал, поднимал на нее руку. Доставалось всем. Средний, Пашка, не раз подходил потом к отцу с вопросом: «Зачем маму обижаешь? Она же потом плачет». Когда сил терпеть совсем не осталось, Светлана купила дом. Но он все так же может приехать к ним в любой момент. Иногда в благодушном настроении строит планы, обещает построить сарай и баньку, но так ничего и не делает. Периодически устраивает истерики и требует тест ДНК и доказательств, что дети его. Света говорит, что терпеть это все было настолько невыносимо, что она согласилась даже на то, что оплатит половину из 15 тысяч стоимости теста, но только с условием, что бывший муж на этом их оставит в покое. Отцовство подтвердилось, но отец не успокоился, кричит, что тест липовый, и по пьяной лавочке продолжает сравнивать носы…

«Нарожали нищебродов»

Семьи с детьми, по данным Минтруда, составляют почти 80% от всех малообеспеченных домохозяйств. Наиболее тяжелое положение в многодетных семьях — там бедных 51%. Среди неполных семей уровень бедности 28%. В 2018 году почти 23% российских детей жили в семьях с уровнем дохода ниже прожиточного минимума, такие данные приводит Росстат.

Главный упрек, который слышат в свой адрес все многодетные семьи: «Зачем нарожали?» Светлана лишь устало вздыхает. Она разрешает сфотографировать свой дом и сына, но сама фотографироваться отказывается наотрез. «Не хочу. Никому такой жизни не пожелаю», — категорично мотает головой эта хрупкая, тихая и скромная женщина. «Развела нищету», «нищеброды», «раз ты инвалид и дура, зачем ты дураков рожаешь?» — лишь часть оскорблений, которые она слышала в свой адрес. «А Саша, между прочим, хорошо в школе учится. Его хвалят. Говорят, что голова по математике хорошо соображает, — говорит она про старшего сына, закончившего шестой класс. — Я разве для вас их родила? Для меня дети — это счастье. И время, которое с ними проводишь, — это лучшее. И вырастут не хуже других».

Соцпедагог Лариса Карпова дома у подопечных Фото: Римма Авшалумова

В поездку по одному из районов Тверской области со мной поехала соцработник Лариса Карпова. Пока машина, кряхтя подвеской, преодолевала традиционные российские ухабы и ямы, мы прикидывали, какой подушевой доход в семьях ее подопечных. В основном это большие многодетные семьи. Потом Лариса замолчала и говорит: «Я задумалась, а сколько у меня на человека в семье денег выходит? Подсчитала: пять тысяч рублей. Получается, мы тоже за чертой…» У Ларисы Карповой в отличие от большинства ее подопечных высшее образование. Она работает в стабильной бюджетной сфере. Вот только на оплату труда это не влияет. Зарплата социального педагога в СРЦ — двенадцать тысяч с копейками. У нее двое своих детей и один приемный. Десятилетнего мальчика, изъятого из неблагополучной семьи, она забрала из своего же СРЦ, когда его должны были отправить в детский дом, прикипела. Бывший муж не помогает. «С восьми до пяти я как социальный педагог, потом прихожу домой, готовлю, с дочкой занимаюсь и к девяти вечера иду на ночную смену как воспитатель, чтобы хотя бы еще дополнительные пять тысяч получить. У нас хороший директор, она, как может, старается нам доплачивать что-то».

Доплачивать особенно не с чего. В СРЦ, закрытом на карантин из-за коронавируса, дети не выходят за территорию с конца марта. Детской площадки нет. Это пока несбыточная мечта всех сотрудников. Из всех активностей на закрытой территории — один батут, подарок губернатора. Просьбы помочь оборудовать детскую площадку они пишут местным предпринимателям и в администрацию. Но, возможно, стоит написать повыше.

Женщины президента

«Знакомая ехала в Москву, говорит мне: “Напиши письмо Путину”. А чего, мы тут, наивные, сидим, правда верим. Вдруг ему мое письмо покажут? Накатала четыре страницы. Всю жизнь свою рассказала. Про проблемы многодетных семей. Просила не за себя. Это же во всей России одни и те же проблемы. Предлагали еще написать письмо на телевидение, в “Пусть говорят” или Гордону. Ну это стыдно же», — рассказывает мне одна многодетная мама.

Вертикаль работает столь причудливо, что часто «письмо Путину» — единственный шанс привлечь внимание к своей беде. Говорят, еще срабатывают жалобы в прокуратуру, но письмо в Кремль надежнее. Конечно, письмо с просьбами или жалобами сразу спускают по инстанциям на местный уровень, туда, где наверняка лежат уже письма от этого же просителя. Но только теперь игнорировать местные чиновники их не смогут.

После таких писем люди, бывает, получают необходимую или положенную им помощь, но чаще все заканчивается отпиской или происходит что-нибудь абсурдное. Как-то одна мама-одиночка из сирот написала в Кремль, что ей не дают положенную по закону квартиру. А аренда самой маленькой квартиры в ее городе (райцентр Ярославской области) лишь на три тысячи рублей меньше, чем ее зарплата, им не хватает на еду. Через месяц после отправки письма к ней домой почти в полном составе явилась комиссия отдела соцзащиты: предложили подарить детям игрушек, Путину просили больше не писать.

Десять тысяч рублей, которые в России выплачивают в летние месяцы на каждого ребенка в возрасте до 16 лет, в народе называют «путинские». Коронавирус на многодетные семьи пролился золотым дождем. Правда, расходы на питание при закрытых детских садах, учебных заведениях и организациях выросли. Но таких денег разом многие из них не получали никогда. «А на “путинские деньги” я купила дров на всю следующую зиму и кредит на газовую плиту погасила», — рассказывает наша первая героиня Светлана. Многие, как рассказывает соцработник в Ярославской области, деньги просто промотали: спустили на ерунду и пропили, кто-то начал ремонт, купил газонокосилку. «Существенно на их жизнь в целом выплаты не повлияют. Слишком глубоки дыры, которые необходимо латать», — считает она.

«Путинские»

Получив первые тридцать тысяч рублей за троих детей, Ольга поняла, что это ее шанс начать новую жизнь. Сняла квартиру, собрала детей и ушла от мужа. Сначала нашла одну работу — младшим воспитателем в социальном центре, потом еще и на полставки уборщицей в магазине. За много лет Ольга первый раз вздохнула полной грудью. Детей у нее пятеро. Две старшие дочки, хоть еще и несовершеннолетние, под выплаты уже не попали. Одна учится в колледже на повара-кондитера, вторая в этом году поступает в медицинский на сестринское дело. Троим сыновьям одиннадцать, десять и пять лет. На третий день как переехали, кошка принесла пятерых котят. «Так и живем, — смеется Ольга, — пять детей, пять котят. Весело».

Ольга Фото: Римма Авшалумова

Дом, где остался муж, — это крошечная двухкомнатная квартирка 28 квадратных метров в старом аварийном бараке в городе Бежецк. В жутких деревянных времянках, построенных еще, кажется, пленными немцами, до сих пор живут десятки семей. В бараках печное отопление, нет канализации и водоснабжения. В Ольгином бараке сгнили не только деревянные полы, но и общедомовые лаги. А вслед за полом «поплыла» стена.

Когда-то у Олиного мужа была еще другая квартира и дом. Но все сгорело в топке его предпринимательского авантюризма. Заложил жилье, купил спиртозавод. Дело прогорело. «За 20 лет он сильно изменился. Может, устал, конечно. В большой семье вечно всего не хватает. У него очень сложный характер. Руку на меня поднимал не раз. Детьми не занимается. По дому не помогает». Еще до ухода Ольга подала на алименты, потому что муж совсем ни копейки не приносил уже много месяцев. Не работал. Думала, так его стимулирует что-то делать. Но муж сидел целыми днями за компьютером и на Ольгины упреки отвечал, что ищет, как заработать. Она говорила: «Иди хоть в вахтеры за 15 тысяч, сиди там, думай». Новое непыльное дело муж таки изобрел.

Ольга с сыновьями Фото: Римма Авшалумова

«Придумал давать в газету объявления: “Многодетная семья примет в дар ненужную технику, мебель, вещи”. Много людей отзывчивых. Звонят, предлагают. А он это перепродает, — с презрением говорит Оля. — Если бы хоть нам что-то приносил… Мы, когда перебрались на съемную квартиру, сами за деньги все покупали».

В отместку за алименты, считает Ольга, муж оформил патент индивидуального предпринимателя. Специально, чтобы алименты выплачивать с фиксированной суммы. В патенте он указывает, что заработал прожиточный минимум, — одиннадцать тысяч рублей. Половину этой суммы он и должен отдавать как алименты. На всех.

Уйти Ольга думала уже давно. Последние годы, по ее словам, жизнь была невыносимой. Просто совсем не было финансовой возможности. Нужно же сразу снять жилье: все-таки их слишком много, чтобы просто к кому-то попроситься пожить. А как первый раз «путинские» пришли, поняла: «Пора».

Лешка, самый шебутной младший сын Ольги Фото: Римма Авшалумова

Подала на развод. Муж сказал, что будет выступать в суде против. Выторговал у нее отказ от претензий на алименты за три года в обмен на согласие. «Бог с ним, пусть платит по пять тысяч, и все, лишь бы от нас отстал».

Февральский фарш

Еще сложнее выживать тем, кто в России бесправен и не может рассчитывать даже на минимальные социальные выплаты, хотя и работает, и платит налоги.

В среду Иван получил зарплату. Заплатил хозяйке за аренду квартиры и коммуналку, закупил продуктов. Дома его ждут жена Лилия и трое мальчишек — 11, девяти и пяти лет. До аванса у него осталось две тысячи рублей. Половина этой суммы уйдет на поездку в соседний райцентр для оформления документов. «Как впятером прожить на тысячу рублей две недели? Никак», — ровным, спокойным голосом отвечает Иван на мой вопрос. Последний раз мясо они покупали еще зимой. На Новый год — свиную лопатку, а в феврале фарш. Обычный продуктовый набор семьи: рис, гречка, макароны, картошка, капуста, свекла, чай, немного кофе, маргарин, сахар, хлеб, иногда консервы, курица, печень.

Иван с женой Лилией и младшим сыном Артемом на кухне в их съемной квартире Фото: Римма Авшалумова

Уже шесть лет Иван с семьей живут в райцентре на севере Тверской области. В августе 2014 года они бежали из Луганской области, из самого эпицентра военных действий на юго-востоке Украины. До Тверской области, где уже много лет живет мама Ивана, добирались на перекладных двое суток. На блокпостах из автобуса вытряхивали всех мужчин, обыскивали и осматривали с особым пристрастием, искали следы ранений, выясняли, не участвовал ли с виду мирный гражданин в военных действиях. Лилия каждый раз замирала от ужаса и прижимала к себе покрепче уставших испуганных сыновей, наблюдая, как Ивана досматривает очередной человек с автоматом.

До войны им даже в страшных снах не снилось, что они будут так нуждаться. Жили хорошо. Иван работал в местном Горгазе. Обслуживал три участка, 250 многоквартирных домов. По специальности он техник-трубочист, специалист по газовому и печному оборудованию и вентиляции. Брался и за частные заказы. С началом боевых действий на Донбассе работы не стало. Перекрыли воду. Бомбили. Перебили мост по соседству. Иван грустно улыбается, говорит, что его все эти страшные звуки беспокоили мало: он с детства на одно ухо не слышит. Но дети плакали и прятались. К середине лета стало окончательно понятно, что жизнь в прежнее русло уже не вернется. Нужно уезжать.

Дети Ивана нарисовали свой дом, который у них обязательно появится Фото: Римма Авшалумова

Денег не было совсем. Ни копейки. В магазинах принимали только наличные, и семья не могла добраться до своих же денег на счету. Лилины украшения канули за копейки в ломбарде. Последние недели на Донбассе они буквально голодали, мечтали о краюшке хлеба и питались яблоками и персиками с деревьев в городском парке. Тетка Ивана купила им билеты на автобус до Ростова, а оттуда уже в сторону Твери. Добрались, выдохнули: «Мир».

В первые месяцы конфликта Россия охотно привечала беженцев с Украины. Регионы придумывали разные программы поддержки, рассчитывая привлечь квалифицированную рабочую силу. К примеру, в Тверской области семьям платили по 800 рублей в день. Сумма получалась побольше, чем зарплаты в области. К концу лета, когда Иван с семьей пришли в миграционную службу регистрироваться и получать статус беженца, их сразу предупредили, что выплат не будет, рассчитывать на пособия и субсидии они смогут, только когда получат гражданство. Начались многолетние хождения по инстанциям. На пилораме, куда Иван устроился работать, «в черную» платили сначала 11 тысяч, потом присмотрелись, оценили дисциплинированного непьющего работника и стали платить 16 тысяч. На пятерых категорически не хватало. Лилию взяли сначала в «Пятерочку» возле дома. Но после первой же попытки отпроситься — забрать из сада заболевшего сына, начальница сказала, что такие работники ей не нужны.

Иван с мамой Натальей Фото: Римма Авшалумова

В небольшой двухкомнатной квартире, которую они снимают уже третий год, идеальная чистота, порядок и бедность. Старая мебель. Минимум игрушек: каждая машинка наперечет. Иван сам моет все полы с «белизной», не дает Лиле возиться с химикатами.

Уже год Иван работает на большом агропредприятии. Платят там не минималку (12 тысяч), как на большинстве работ в округе, а больше. Размер своей зарплаты он не называет, боится, говорит, что с ними подписывают договор о неразглашении. Я смотрю вакансии этого агрохолдинга и прикидываю, что в месяц Иван получает 18—20 тысяч рублей плюс бесплатный проезд до работы, спецодежду и одно горячее питание за 10-часовую смену. Почти половина уходит сразу за аренду квартиры и оплату коммуналки. Никаких пособий и льгот семья не получает. «Без помощи просто добрых людей мы бы не выжили», — говорит Лилия. Помогают прихожане местной церкви, крестная младшего Артема. Продуктами, детскими вещами, пару раз собирали деньги на оплату дороги и пошлины. По любым миграционным делам приходится мотаться в Тверь — два с половиной часа на автобусе и почти две тысячи за билеты на двоих. Оплату пошлины за заявление на гражданство, переводы документов и апостиль взял на себя фонд «Константа». Они же привезли большой продуктовый набор и одеяла. Только за пошлины за пятерых человек нужно было заплатить сразу 17,5 тысячи рублей. Иван хотел бы снова заниматься трубами, печами и газовым оборудованием. Делом, которое хорошо знает и умеет. Но даже боится подступаться, узнавать про лицензию и искать вакансии. За шесть лет совсем выдохся и потерял веру в себя. «Мы приехали, хоть и дохлые, но полные энергии и сил. Я чувствую, что меня вся эта ситуация сломала», — грустно признается Иван.

Лилия со старшими сыновьями Фото: Римма Авшалумова

В начале июля они наконец-то получили российские паспорта.

Как считают бедность

Бедные в России — это люди с доходом ниже прожиточного минимума на каждого члена семьи. По данным Росстата, численность россиян с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума составила 18,6 миллиона за первый квартал 2020 года, что составляет 12,6% от общей численности населения.

Средняя величина прожиточного минимума в целом на душу населения в России составляет — 10 843 рубля. Для трудоспособного населения – 11 731 рубль. Для детей — 10 721 рубль. Для пенсионеров — 8944 рубля.

В каждом регионе устанавливается свой прожиточный минимум в соответствии с климатическими, экологическими условиями и уровнем цен.

Самый низкий прожиточный минимум в Воронежской области — 8894 рубля. Самый высокий на Чукотке — 22 365 рублей.

В Москве, полагают чиновники, можно выжить на 17 129 рублей.

В Санкт-Петербурге — на 11 562 рубля.

Для расчета величины прожиточного минимума используется условный набор товаров, которого бы хватило россиянину для обеспечения самых минимальных условий проживания, так называемая потребительская корзина. В ее структуре три группы: продукты питания, непотребительские товары и услуги. В «съедобную» часть входят 10 основных позиций: картофель, овощи, фрукты, сахар и кондитерские изделия, мясные и рыбные продукты, молоко и молочные продукты, яйца, растительное масло и маргарин.

Стоимость продуктовой части Минтруд рассчитывает по средним ценам, которые предоставляет Росстат. Всего, согласно нормативам «корзины», объем потребления в среднем на одного россиянина в год составляет 290 килограммов молочной продукции, 126,5 килограмма хлебных продуктов и круп, 114,6 килограмма овощей и 60 килограммов фруктов, а также 58,6 килограмма мясных изделий и 18,5 килограмма рыбных продуктов.

В России к величине прожиточного минимума привязаны многие социальные выплаты, в том числе выплаты пенсий, детских пособий, субсидии для оплаты услуг ЖКХ, а также различные пособия малоимущим гражданам.

В середине лета Россия отчиталась о ликвидации крайней нищеты и сокращении доли населения, проживающего в нищете. На сайте ООН опубликован первый Добровольный национальный обзор достижения Российской Федерацией Целей устойчивого развития ООН и реализации Повестки в области устойчивого развития на период до 2030 года. Обзор готовился Аналитическим центром при правительстве РФ во взаимодействии с Минэкономразвития России и другими ведомствами. «Такие дела» заинтересовались частью обзора, посвященного ликвидации повсеместной нищеты во всех ее формах.

Всемирный̆ банк в качестве порога абсолютной̆ бедности задает существование менее чем на 1,90 долларов в день. В пересчете на рубль по курсу ЦБ на 27 июля 2020 года это 136 рублей в день или 4080 рублей в месяц. С 2017 года добавлено еще две линии бедности на уровне 3,20 долларов (примерно 6720 рублей в месяц) и 5,50 долларов (11 520 рублей в месяц). В России население, имеющее столь низкие денежные доходы, практически отсутствует, говорится в докладе. В 2017 году доля населения, имеющего среднедушевые располагаемые денежные доходы ниже 3,20 доллара в день, составила 0,1 %, ниже 5,50 доллара в день — 1,0%, ниже 10 доллара в день — 6,2%. Более свежих данных в отчете нет.

Картина за 2020 год будет еще более позитивной, если в доходы семей с детьми зачтут «путинские» деньги по 10 тысяч рублей на каждого ребенка в возрасте от 0 до 16 лет.

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

Помогаем

  • Новое
  • Поднажмем

  • Медицинская помощь
  • Психологическая помощь

Кислородное оборудование для недоношенных детей

  • Дети
  • Медицинская помощь

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • ВИЧ
  • ЛГБТ+
  • Секс-работницы

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

Дом Светланы. Пристройка, на дверях которой висит Пашка, скоро совсем рухнет

Дома у Светланы

Дом Светланы. Забор повалило ветром. Пристройка вот-вот рухнет сама

Соцпедагог Лариса Карпова дома у подопечных

Ольга с сыновьями

Лешка, самый шебутной младший сын Ольги

Иван с женой Лилией и младшим сыном Артемом на кухне в их съемной квартире

Дети Ивана нарисовали свой дом, который у них обязательно появится

Иван с мамой Натальей

Лилия со старшими сыновьями

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на mne@nuzhnapomosh.ru

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • Главная
  • Помогаем
  • Авторы
  • Редакция
  • Для новых авторов
  • Все материалы
  • Стать партнером
  • Новости
  • Сюжеты
  • Спецпроекты
  • Фотография
  • Словарь
  • Афиша
  • О фонде
  • Контакты
  • Отчеты
  • Для НКО
  • Персональные данные
  • Пожертвовать
  • Стать волонтером
  • Частые вопросы
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 1 от 20.01.2020 г.)

  1. Значение настоящей публичной оферты
    1. Настоящая публичная оферта («Оферта») является предложением Благотворительного фонда помощи социально-незащищенным лицам «Нужна помощь» («Фонд»), реквизиты которого указаны в разделе 6 Оферты, в лице Директора Алешковского Дмитрия Петровича, действующего на основании Устава, заключить с любым лицом, кто отзовется на Оферту («Донор»), договор пожертвования («Договор»), на условиях, предусмотренных Офертой.
    2. Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    3. Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем размещения ее на Сайте Фонда в сети Интернет по адресу: nuzhnapomosh.ru.
    4. Оферта действует бессрочно. Фонд вправе отменить Оферту в любое время без объяснения причин.
    5. В Оферту могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте Фонда.
    6. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительности всех остальных условий Оферты.
    7. Местом размещения Оферты считается город Москва, Российская Федерация.
  2. Существенные условия Договора
    1. По настоящему договору Донор передает в качестве добровольного пожертвования собственные средства любым из указанных в п. 3.2 способов, а Фонд принимает пожертвование и использует его в соответствии с уставными целями Фонда.
    2. Перечисление средств Фонду по настоящей Оферте является пожертвованием в соответствии со статьей 582 Гражданского кодекса Российской Федерации. Факт передачи пожертвования свидетельствует о согласии Донора с условиями Оферты.
    3. При получении пожертвования в пользу организации-участника благотворительной программы «Нужна помощь.ру» или проекта, Фонд направляет 100% пожертвования в эту организацию. Фонд не удерживает процент от полученных средств.
    4. Назначение пожертвования: благотворительное пожертвование передается на осуществление уставной деятельности Фонда.
  3. Порядок заключения Договора
    1. Договор заключается путем акцепта Оферты Донором.
    2. Оферта может быть акцептована Донором путем перечисления денежных средств любым платежным способом, который указан на сайтах, а именно:
      1. путем перечисления Донором денежных средств в пользу Фонда платежным поручением по реквизитам, указанным в п. 6 Оферты, с указанием «пожертвование на уставную деятельность» либо «пожертвование на реализацию Благотворительной программы «Нужна помощь.ру», в строке: «назначение платежа»;
      2. c использованием платежных терминалов, пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем представленных на сайтах https://nuzhnapomosh.ru/, https://takiedela.ru/, https://sluchaem.ru/, https://tochno.st/ — позволяющих Донору перечислить Фонду денежные средства;
      3. путем помещения наличных денежных средств (банкнот или монет) в ящики (короба) для сбора пожертвований, установленные Фондом или третьими лицами от имени и в интересах Фонда в общественных и иных местах.
    3. Совершение Донором любого из действий, предусмотренных пунктом 3.2 Оферты, считается акцептом Оферты в соответствии с пунктом 3 статьи 438 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    4. Датой акцепта Оферты и, соответственно, датой заключения Договора является дата поступления денежных средств от Донора на расчетный счет Фонда, а в случае совершения пожертвования денежных средств через ящики (короба) — дата выемки уполномоченными представителями Фонда денежных средств из ящика (короба) для сбора пожертвований.
    5. Донор не устанавливает сроки использования добровольного пожертвования Фондом.
  4. Права и обязанности сторон
    1. Фонд обязуется использовать полученные от Донора по настоящему договору денежные средства строго в соответствии с действующим законодательством РФ и в рамках уставной деятельности и благотворительных программ «Нужна помощь.ру» и «Если быть точным».
    2. Донор имеет право по своему усмотрению выбрать объект оказания помощи, указав соответствующее Назначение платежа при переводе пожертвования. Актуальный список проектов и фондов-участников благотворительной программы «Нужна помощь.ру» публикуются на сайте, в соцсетях и СМИ. Полученные от Донора в качестве пожертвований денежные средства, не израсходованные Фондом в полном объеме или частично по причине закрытия потребности согласно назначению пожертвований, не возвращаются, а перераспределяется Фондом самостоятельно на другие актуальные уставные цели.
    3. При получении безадресного пожертвования на расчетный счет по реквизитам Фонд самостоятельно конкретизирует его использование, исходя из статей бюджета, утвержденных Советом фонда, являющихся неотъемлемой частью деятельности Фонда либо направляет их на расходы на административные нужды Фонда в соответствии с Федеральным законом № 135 от 11.08.1995 г. «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»).
    4. Донор имеет право на получение информации об использовании пожертвования. Для реализации указанного права Фонд размещает на сайте:
      1. информацию о суммах пожертвований, полученных Фондом, в том числе о суммах пожертвований, полученных для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
      2. отчет о целевом использовании полученных пожертвований, в том числе для оказания Фондом помощи каждому конкретному проекту;
      3. отчет об использовании пожертвований в случае перемены целей, на которые направляется пожертвование. Донор, не согласившийся с переменой цели финансирования, вправе в течение 14 календарных дней после публикации указанной информации потребовать в письменной форме возврата денег.
    5. Фонд не несет перед Донором иных обязательств, кроме обязательств, указанных в настоящем Договоре.
  5. Прочие условия
    1. Совершая действия, предусмотренные данной Офертой, Донор подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящей Оферты, целями деятельности Фонда и Положением о благотворительной программе «Нужна помощь.ру» и «Если быть точным», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящей Оферты
    2. Настоящая Оферта регулируется и толкуется в соответствии с законодательством Российской Федерации.
  6. Реквизиты Фонда

    Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»

    Адрес: 119270, г. Москва, Лужнецкая набережная, д. 2/4, стр. 16, помещение 405
    ИНН: 9710001171
    КПП: 770401001
    ОГРН: 1157700014053
    Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
    Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
    Наименование банка получателя платежа: ПАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
    БИК: 044525225

    Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

    Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

    Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

    Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

    Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *